Воскресенье, 17 Декабрь 2017, 01:29

Приветствую Вас Гость

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Ах, баня, баня...
Главная » Статьи » Рассказы

Владимир Алексеевич Гиляровский. Бани
 Баня

Единственное место, которого ни один москвич не миновал, - это бани. И мастеровой человек, и вельможа, и бедный, и богатый не могли жить без торговых бань.
 
В восьмидесятых годах прошлого века всемогущий "хозяин столицы" - военный генерал - губернатор В. А. Долгоруков ездил в Сандуновские бани, где в шикарном номере семейного отделения ему подавались серебряные тазы и шайки. А ведь в его дворце имелись мраморные ванны, которые в то время были еще редкостью в Москве. Да и не сразу привыкли к ним москвичи, любившие по наследственности и веничком попариться, и отдохнуть в раздевальной, и в своей компании "язык почесать".
 
Каждое сословие имело свои излюбленные бани. Богатые и вообще люди со средствами шли в "дворянское" отделение. Рабочие и беднота - в "простонародное" за пятак.
 
Вода, жар и пар одинаковые, только обстановка иная. Бани как бани! Мочалка - тринадцать, мыло по одной копейке. Многие из них и теперь стоят, как были, и в тех же домах, как и в конце прошлого века, только публика в них другая, да старых хозяев, содержателей бань, нет, и память о них скоро совсем пропадет, потому что рассказывать о них некому.
 
В литературе о банном быте Москвы ничего нет. Тогда все это было у всех на глазах, и никого не интересовало писать о том, что все знают: ну кто будет читать о банях? Только в словаре Даля осталась пословица, очень характерная для многих бань: "Торговые бани других чисто моют, а сами в грязи тонут!"
 
И по себе сужу: проработал я полвека московским хроникером и бытописателем, а мне и на ум не приходило хоть словом обмолвиться о банях, хотя я знал немало о них, знал бытовые особенности отдельных бань; встречался там с интереснейшими москвичами всех слоев, которых не раз описывал при другой обстановке. А ведь в Москве было шестьдесят самых разнохарактерных, каждая по - своему, бань, и, кроме того, все они имели постоянное население, свое собственное, сознававшее себя настоящими москвичами.
 
Даже в моей первой книге о "Москве и москвичах" я ни разу и нигде словом не обмолвился и никогда бы не вспомнил ни их, ни ту обстановку, в которой жили банщики, если бы один добрый человек меня носом не ткнул, как говорится, и не напомнил мне одно слово, слышанное мною где - то в глухой деревушке не то бывшего Зарайского, не то бывшего Коломенского уезда; помню одно лишь, что деревня была вблизи Оки, куда я часто в восьмидесятых годах ездил на охоту.
 
Там, среди стариков, местных жителей, я не раз слыхал это слово, а слово это было:
 
- Мы москвичи!
 
И с какой гордостью говорили они это, сидя на завалинках у своих избенок.
 
- Мы москвичи!
 
И приходит ко мне совершенно незнакомый, могучего сложения, с седыми усами старик:
 
- Вас я десятки лет знаю и последние книги ваши перечитал... Уж извините, что позволю себе вас побеспокоить.
 
Смотрит на меня и улыбается:
 
- За вами должок есть! Я положительно удивился.
 
- Новых долгов у меня нет, а за старые, с ростовщиками, за меня революция рассчиталась, спасибо ей! Так ему и сказал.
 
- Да вот в том - то и дело, что есть, и долг обязательный...
 
- Кому же это я должен?
 
- Вы всей Москве должны!.. В ваших книгах обо всей Москве написали и ни слова не сказали о банях. А ведь Москва без бань - не Москва! А вы Москву знаете, и грех вам не написать о нас, старых москвичах. Вот мы и просим вас не забыть бань.
 
Мы делились наперебой воспоминаниями, оба увлеченные одной темой разговора, знавшие ее каждый со своей стороны. Говорили беспорядочно, одно слово вызывало другое, одна подробность - другую, одного человека знал один с одной стороны, другой - с другой. Слово за слово, подробность за подробностью, рисовали яркие картины и типы.
 
Оба мы увлеклись одной целью - осветить знакомый нам быт со всех сторон.
 
- Вот я еще в силах работать, а как отдам все силы Москве - так уеду к себе на родину. Там мы ведь почти все москвичи. Вот почему нам и обидно, что вы нас забыли. Ваша аудитория гораздо шире, чем вы думали, озаглавливая книгу. Они не только те, которые родились в Москве, а и те, которых дают Москве области. Так, Ярославская давала половых, Владимирская - плотников, Калужская - булочников. Банщиков давали три губернии, но в каждой по одному - двум уездам, и не подряд, а гнездами. На Москву немного гнезд давал Коломенский уезд: коломенцы больше работают в Петербурге. Испокон века Москву насыщали банщиками уезды: Зарайский - Рязанский, Тульский - Каширский и Веневский. Так из поколения в поколение шли в Москву мужчины и женщины. Вот и я привезен был десятилетним мальчиком, как привозили и дедов, и отцов, и детей наших!..
 
Когда еще не было железных дорог, ребятишек привозили в Москву с попутчиками, на лошадях. Какой - нибудь родственник, живущий в Москве, также с попутчиком приезжал на побывку в деревню, одетый в чуйку, картуз с лаковым козырьком, сапоги с калошами, и на жилете - часы с шейной цепочкой.
 
Все его деревенские родные и знакомые восхищались, завидовали, слушая его рассказы о хорошей службе, о житье в Москве. Отец, имеющий сына десяти - двенадцати лет, упрашивал довезти его до Москвы к родственникам, в бани.
 
Снаряжают мальчонку чуть грамотного, дают ему две пары лаптей, казинетовую поддевку, две перемены домотканого белья и выхлопатывают паспорт, в котором приходилось прибавлять года, что стоило денег.
 
В Москве мальчика доставляли к родственникам и землякам, служившим в какой - нибудь бане. Здесь его сперва стригут, моют, придают ему городской вид.
 
Учение начинается с "географии". Первым делом показывают, где кабак и как в него проникать через задний ход, потом - где трактир, куда бегать за кипятком, где булочная. И вот будущий москвич вступает в свои права и обязанности.
 
Работа мальчиков кроме разгона и посылок сливалась с работой взрослых, но у них была и своя, специальная. В два "небанных" дня недели - понедельник и вторник - мальчики мыли бутылки и помогали разливать квас, которым торговали в банях, а в "банные" дни готовили веники, которых выходило, особенно по субботам и накануне больших праздников, в некоторых банях по три тысячи штук. Веники эти привозили возами из глухих деревень, особенно много из - под Гжели, связанные лыком попарно. Работа мальчиков состояла в том, чтобы развязывать веники.
 
В банях мальчики работали при раздевальнях, помогали и цирюльникам, а также обучались стричь ногти и срезать мозоли. На их обязанности было также готовить мочалки, для чего покупали кули из - под соли, на которые шло хорошее мочало. Для любителей бралось самое лучшее мочало - "бараночное", нежное и мягкое, - его привозили специально в московские булочные и на него низали баранки и сушки; оно было втрое дороже кулевого. В два "небанных дня" работы было еще больше по разному домашнему хозяйству, и вдобавок хозяин посылал на уборку двора своего дома, вывозку мусора, чистку снега с крыши. А больше всего мальчуганам доставалось и работы, и колотушек от "кусочников".
 
Это были полухозяева, в руках которых находились и банщики, и банщицы, и весь банный рабочий люд, а особенно эксплуатировались ими рабочие - парильщики, труд которых и условия жизни не сравнимы были ни с чем.
 
С пяти часов утра до двенадцати ночи голый и босой человек, только в одном коротеньком фартучке от пупа до колена, работает беспрерывно всеми мускулами своего тела, при переменной температуре от 14 до 60 градусов по Реомюру, да еще притом все время мокрый.
 
За это время он успевал просыхать только на полчаса в полдень, когда накидывал на себя для обеда верхнее платье и надевал опорки на ноги. Это парильщик.
 
Он не получал ни хозяйских харчей и никакого жалованья. Парильщики жили подачками от мывшихся за свой каторжный труд в пару, жаре и мокроте. Таксы за мытье и паренье не полагалось.
 
- Сколько ваша милость будет! - было их обычным ответом на вопрос вымытого посетителя.
 
Давали по - разному. Парильщики знали свою публику, кто сколько дает, и по - разному старались мыть и тереть.
 
В Сандуновские бани приходил мыться владелец пассажа миллионер Солодовников, который никогда не спрашивал - сколько, а молча совал двугривенный, из которого банщику доставался только гривенник.
 
Парильщики не только не получали жалованья, а половину своих "чайных" денег должны были отдавать хозяину или его заместителю - "кусочнику", "хозяйчику".
 
Кроме того, на обязанности парильщика лежала еще топка и уборка горячей бани и мыльной. "Кусочник" следит, когда парильщик получает "чайные", он знает свою публику и знает, кто что дает. Получая обычный солодовниковский двугривенный, он не спрашивает, от кого получен, а говорит:
 
- От храппаидола... - и выругается.
 
"Кусочник" платил аренду хозяину бани, сам нанимал и увольнял рабочих, не касаясь парильщиков: эти были в распоряжении самого хозяина.
 
"Кусочники" жили семьями при банях, имели отдельные комнаты и платили разную аренду, смотря по баням, от двадцати до ста рублей в месяц.
 
В свою очередь, раздевальщики, тоже не получавшие хозяйского жалованья, должны были платить "кусочникам" из своих чаевых разные оклады, в зависимости от обслуживаемых раздевальщиком диванов, углов, простенков, кабинок.
 
"Кусочники" должны были стирать диванные простыни, платить жалованье рабочим, кормить их и мальчиков, а также отвечать за чистоту бань и за пропажу вещей у моющихся в "дворянских" банях.
 
Революция 1905 года добралась до "кусочников". Рабочие тогда постановили ликвидировать "кусочников", что им и удалось. Но через два года, с усилением реакции, "кусочники" опять появились и существовали во всей силе вплоть до 1917 года.
 
Бичом бань, особенно "простонародных", были кражи белья, обуви, а иногда и всего узла у моющихся. Были корпорации банных воров, выработавших свою особую систему. Они крали белье и платье, которое сушилось в "горячей" бане. Делалось это следующим образом. Воры "наподдавали" на "каменку", так, чтобы баня наполнилась облаком горячего пара; многие не выдерживали жары и выходили в мыльню. Пользуясь их отсутствием, воры срывали с шестов белье и прятали его тут же, а к вечеру снова приходили в бани и забирали спрятанное. За это приходилось расплачиваться служащим в банях из своего скудного содержания.
 
Была еще воровская система, практиковавшаяся в "дворянских" отделениях бань, где за пропажу отвечали "кусочники".
 
Моющийся сдавал платье в раздевальню, получал жестяной номерок на веревочке, иногда надевал его на шею или привязывал к руке, а то просто нацеплял на ручку шайки и шел мыться и париться. Вор, выследив в раздевальне, ухитрялся подменить его номерок своим, быстро выходил, получал платье и исчезал с ним. Моющийся вместо дорогой одежды получал рвань и опорки.
 
Банные воры были сильны и неуловимы. Некоторые хозяева, чтобы сохранить престиж своих бань, даже входили в сделку с ворами, платя им отступного ежемесячно, и "купленные" воры сами следили за чужими ворами, и если какой попадался - плохо ему приходилось, пощады от конкурентов не было: если не совсем убивали, то калечили на всю жизнь.
 
Во всех почти банях в раздевальнях были деревянные столбы, поддерживавшие потолок.
 
При поимке вора, положим, часов в семь утра, его, полуголого и босого, привязывали к такому столбу поближе к выходу. Между приходившими в баню бывали люди, обкраденные в банях, и они нередко вымещали свое озлобление на пойманном...
 
В полночь, перед запором бань, избитого вора иногда отправляли в полицию, что бывало редко, а чаще просто выталкивали, несмотря на погоду и время года.
 
В подобной обстановке с детских лет воспитывались будущие банщики. Побегов у них было значительно меньше, чем у деревенских мальчиков, отданных в учение по другим профессиям.
 
Бегали от побоев портные, сапожники, парикмахеры, столяры, маляры, особенно служившие у маленьких хозяйчиков - "грызиков", где они, кроме учения ремеслу, этими хозяйчиками, а главное - их пьяными мастерами и хозяйками употреблялись на всякие побегушки. Их, в опорках и полуголых, посылали во всякое время с ведрами на бассейн за водой, они вставали раньше всех в квартире, приносили дрова, еще затемно ставили самовары.
 
Измученные непосильной работой и побоями, не видя вблизи себя товарищей по возрасту, не слыша ласкового слова, они бежали в свои деревни, где иногда оставались, а если родители возвращали их хозяину, то они зачастую бежали на Хитров, попадали в воровские шайки сверстников и через трущобы и тюрьмы нередко кончали каторгой.
 
С банщиками это случалось редко. Они работали и жили вместе со своими земляками и родственниками, видели, как они трудились, и сами не отставали от них, а кое - какие чаевые за мелкие услуги давали им возможность кое - как, по - своему, развлекаться.
 
В праздники вместе с родственниками они ходили на народные гулянья в Сокольники, под Девичье, на Пресню, ходили в балаганы, в цирк.
 
А главное, они, уже напитавшиеся слухами от родных в деревне, вспоминая почти что сверстника Федьку или Степку, приехавшего жениться из Москвы в поддевке, в сапогах с калошами да еще при цепочке и при часах, настоящим москвичом, - сами мечтали стать такими же.
 
Родные и земляки, когда приходило время, устраивали им кредит на платье и обувь.
 
Белье им шили в деревне из неизносимого домотканого холста и крашенины, исключая праздничных рубашек, для которых покупались в Москве кумач и ситец.
 
На рынке банщики покупали только опорки, самую необходимую обувь, без которой банщику обойтись нельзя: скоро, и все - таки обут.
 
В работе - только опорки и рванье, а праздничное платье было у всех в те времена модное. Высший шик - опойковые сапоги с высокими кожаными калошами.
 
Заказать такие сапоги было событием: они стоили тринадцать рублей. Носили их подолгу, а потом делали к ним головки, а опорки чинились и донашивались в бане.
 
Верхнее платье - суконные чуйки, длинные "сибирки", жилеты с глухим воротом, а зимой овчинный тулуп, крытый сукном и с барашковым воротником. Как и сапоги, носилось все это годами и создавалось годами, сначала одно, потом другое.
 
Мальчики, конечно, носили обноски, но уже загодя готовили себе, откладывая по грошам какому - нибудь родному дяде или банщице - тетке "капиталы" на задаток портному и сапожнику.
 
В ученье мальчики были до семнадцати - восемнадцати лет. К этому времени они постигали банный обиход, умели обращаться с посетителями, стричь им ногти и аккуратно срезывать мозоли. После приобретения этих знаний такой "образованный" отрок просил хозяина о переводе его в "молодцы" на открывшуюся вакансию, чтобы ехать в деревню жениться, а то "мальчику" жениться было неудобно: засмеют в деревне.
 
Готовясь жениться, произведенный в "молодцы" отправлялся на Маросейку, где над воротами красовались ножницы, а во дворе жил банный портной Иона Павлов.
 
Является к Павлову "молодец" со своим дядей, давним приятелем.
 
- Ион Павлыч! Вот молодцу надо бы построить тулупишко, чуйку и все иное прочее... женить его пора!
 
И построит ему Иона Павлыч, что надо, на многие годы, как он строил на всех банщиков. Он только на бани и работает, и бани не знали другого портного, как своего земляка.
 
Вся постройка и починка делалась в кредит, на выплату. Платили по мелочам, а главный расчет производился два раза в год - на пасху и на рождество. Так же было и с сапожником. Идет "молодец" с дядей в Каретный ряд к земляку - сапожнику.
 
- Петр Кирсаныч, снимика мерку, жениться едет!
 
Снимет Петр Кирсаныч мерку полоской бумаги, пишет что - то на ней и спрашивает:
 
- Со скрипом?
 
- Вали со скрипом! - отвечает за него дядя.
 
- Подковать бы еще, дядь, на медненькие, - просит "молодец". - Кованые моднее!..
 
- Ладно. А как тебя зовут?
 
- Петрунька.
 
Царапает что - то сапожник на мерке карандашом и, прощаясь, назначает:
 
- Через два воскресенья в третье привезу!
 
Уже три поколения банщиков обслуживает Кирсаныч. Особенно много у него починок. То и дело прибегают к нему заказчики: тому подметки, тому подбор, тому обсоюзить, тому головки, а банщицам - то новые полусапожки яловочные на резине для сырости, то бабке - костоправке башмаки без каблуков, и починка, починка всякая, Только успевай делать.
 
У каждого заказа надпись, из каких бань и чья обувь. Летом в телегу, а зимой в сани - розвальни запрягает Петр Кирсаныч немудрого старого мерина, выносит с десяток больших мешков, садится на них, а за кучера - десятилетний внучек.
 

 
Категория: Рассказы | Добавил: ЛиКонст (22 Март 2010) | Автор: Ах, баня, баня!!!
Просмотров: 1315 | Теги: О бане, Владимир Алексеевич Гиляровский, Рассказы о бани | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Меню сайта
Разделы меню
История бани или из глубокой старины [5]
Банная мифология на Руси. [7]
Обряды, поверья [2]
Банные традиции [0]
Деревенская баня по чёрному [2]
Современная баня [6]
Рассказы [25]
В картинной галерее [12]
Видео-ролики [11]
Путешествия [5]
Бани народов мира [38]
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Грибной сайт ЛиКонста
  • Код баннера
  • "Мяу" сайт от ЛиКонста
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Виртуальная галерея живописи
  • Кулинарные рецепты c грибами
  • Сайт "Дикая роза"
  • Слушаем музыку
  • Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 84
    Теги
  • Песни и музыка
  • Рассказы о бане
  • Стихи о бане
  • Пословицы и поговорки о бане
  • Мои заметки о бане
  • Можно ли ребёнку в баню
  • Влияние бани на организм
  • Готовим веники
  • Лечебные травы
  • Напитки в бане
  • Массаж
  • Баня и лишний вес
  • Воздействие ванны на организм
  • Вода-колыбель жизни
  • Мыло и шампунь
  • Советы для женщин в бане
  • Баня и беременность
  • Первая медицинская помощь в бане
  • Баня в живописи
  • Заговоры и гадания
  • Обряды
  • Сонник о бане
  • Советы для женщин
  • При копировании материалов сайта гиперссылка обязательна!
  • Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений, публикуемых в форумах, на доске объявлений, в мини-чате, в отзывах и комментариях к материалам.
  • Сайт ни в коем случае не претендует на научность. И если где-то закралась ошибка, пожалуйста отразите это в комментарии.
  • Copyright MyCorp © 2017
    Рейтинг@Mail.ru Весь интернет в одном каталоге!
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0